Чистая ложь в псевдостихотворной форме.

...
Если сегодня не сделать чудо
Завтра нам не о чем будет помнить
Надо ХОТЕТЬ, просыпаясь утром
Капельку больше чего-то стоить
(с)Крис Аивер
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:22 

Под впечатлением от Химеры

I'm possible.
Не отмыть белый лён дочерна, говорит она,
Для тебя белый лён обращается в белый снег.
Город саваном лёгким укроет к утру зима,
Мягче смерти и сна коснётся застывших век.

Тоньше первого льда, легче света её вуаль,
Белоснежнее первого снега платок в горсти,
Её волосы сталь, а глаза - ледяной хрусталь,
Холоднее, чем голос метели её "прости".

Но по белой щеке бежит черным ручьём слеза,
И метель повелела земле обратиться в пух.
Засыпай под её колыбельную, замерзай.
... А она всё поёт и едва переводит дух:

Мой ноябрь, мой горький любовник и верный враг,
Твой венец из рябины алее раскрытых вен,
Каким черным и сумрачным был ты ещё вчера,
И как ярко сверкаешь в предутренней синеве.

Красота словно смерть чиста, словно мать нежна,
Сизый иней тебе к лицу, мой покойный друг.
Не отмыть белый лён дочерна, - так поёт она,
И с любовью касается обледеневших рук.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, каждый из нас немного чудовище, дрожащие пальцы, замерзшие мысли

01:15 

...

I'm possible.

Смерти нет.
Скорее пиши ответ -
Там у них в окопах любой привет
Ценится дороже чем амулет,
Чаще - сам становится амулетом.

Они уходили - красивые - этим летом.
... Сколько уже с того лета минуло лет?
... Сколько могло бы быть лет вашим рыжим детям?
Пиши, пусть он помнит, что где-то постель согрета,
Следи, чтобы слезы не капали на конверт.

... Сколько же лет минуло с того конверта?

Дрожащей рукой поправишь его портрет -
Ту рамку, что перетянута черной лентой.
... Видать, почтальон не доставил твой амулет.
Слезинку сморгнешь - глаза устают от света,
Да в твои годы не мил уже белый свет.

Когда он вернется, не будет ни войн, ни бед,
Ни боли в суставах, ни слез, ни земного гнета.
И он улыбнется, неловко качнет букетом,
И скажет тебе: Любимая,
Смерти нет.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, простая смертная

02:34 

Никуда

I'm possible.
Сесть в электричку, идущую в никуда,
Чтобы нигде не выйти в конце маршрута.
В этом холодном городе не до шуток -
Щупальцами жадного злого спрута
Тянутся повисшие провода.

Оставить твердое покрытие перрона,
Забросить взгляд в сеть ледяных ветвей.
Пусть внешний мир становится темней,
Пусть дольше и пустынней - перегоны.
В проем автоматических дверей
Швыряют снег безлюдные платформы.
Уткнуться в запотевшее окно -
Пока тебе дают немного форы,
Покинуть похмеляющийся город
Влекомым, как клокочущей рекой,
Железной нескончаемой дорогой.

Смотреть, как валом сыпятся с небес
Снежинки, как они кружатся с ветром.
Почувствовать что ты для них бессмертен,
И с каждой тысячей прожитых километров
Ты приближаешься лишь к самому себе.

Решиться на спокойствие; предать
Друзей, чтобы тебя не провожали.
На первом же попавшемся вокзале
Сесть в поезд, выпавший из клетки расписаний,
Чтоб из него не выйти
Никогда.

@настроение: ненавижу писать стихи

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, я люблю дороги и города

04:20 

Проза жизни

I'm possible.
Мне тут подарочек сделали на день рождения.
Спасибо MewRie и Лексе.
Та-да!

@темы: простая смертная, жертва паутины, «одной из» быть лучше, чем совсем одной

03:55 

Ни о чем.

I'm possible.
Нет, слишком скучно - всё ерунда и лесть,
Мужчины, машины, вера, надежда, музыка;
"К несчастью, я не успела родиться к Вудстоку,
Знаешь, его так сложно устроить здесь."
Если не можешь - не рыпайся и не лезь,
Ты похоже для всего этого слишком хрупкая.

Насколько бы ни были мысли твои благими,
Ты допьешь кофе, я виски, попросим счет.

...Оденься, послушай, тебя не берут в расчет -
Ты не из тех, с кем легче дружить нагими.
Ты может и знаешь о том, как бывать с другими,
Но только из фильмов с префиксом "горячо";
Тех самых, где героиня на героине,
А нижняя выгибается и течет.

Так и разговоры все - ни о чем.

Пусть меня никогда не пройдут на уроке в школе -
Я надеюсь, ты никогда это не прочтешь.
Не закуришь в блаженстве, ром не смешаешь с колой,
И, пожалуй, никогда меня не поймешь,
Хотя будешь считать бесконечно неповторимым.

А музыка? Ладно, музыка пусть течет:
Та самая, где героиня на героине -
Вон, уже жгут набросила на плечо.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, она раскрасила губы огнем карминным

23:28 

Плеск

I'm possible.
Думала выпить рома, да рома нет;
Думала, высплюсь дома, да дома нет.
Самый пустой талант для таких как я -
Не задавая вопрос, получать ответ.

Этих ответов, что пыли, да толк какой?
Они не помогут тебе в глубине морской.
Звезды мерцанием палубу серебрят -
Слушай забытую песню про наш покой:

Выйдут все слёзы в мире и ночь придёт,
Тьма вместе с портом притихшим в тебя падёт.
Из острых шипов сладким соком сочится яд -
Шиповник тюремную клетку в тебе плетёт.

В клетке, как в колыбели, лежит зерно,
Жажды, любви и надежды оно полно.
Нежные листья под кожей его сидят,
Пьют твою кровь, как проказницы пьют вино.

Только напьются - выберутся на тьму,
Светом согреют пустую свою тюрьму.
Листики эти - первые якоря,
Что непременно потянут тебя ко дну.

Слёзы стекаются в море и сон придёт,
Стая русалок утром тебя найдёт.
Самый жестокий обман для таких как я -
Каждый уход на дно превращать в полёт.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, дурак природы

02:44 

Мы

I'm possible.
Что стоит нам, рожденным от пегаса, посланникам спивающейся музы
Бродить во мраке грязных переулков, кишащих тараканами стихов?
Прокуренным срывающимся "гласом" "глаголя" о бесчисленных конфузах,
О собственных бездарнейших ублюдках, сковавших нас двустишием оков,
Мы, ревностно готовые к расстрелу, к победе плоти пули над бессмертием,
Смеёмся над бессилием поющих о том, что нам готовит страшный суд.
Что стоит нам расстаться с твердью тела без права возжелать небесной тверди,
Без права заблудиться в райских кущах - молитвы от такого не спасут -,
Что стоит нам? Твердить о безрассудстве, о храбрости; гордиться беззаветно
Растлением своей несовершенной, давно непривлекательной души;
Гоняться за исчадием искусства, судить Иуду наравне с поэтом,
Заканчивать бездарную поэму в забытой всеми духами глуши.

Что стоит нам? Оно чего-то стоит? Искать ближайший рейс до преисподней,
Ссыпая в кассу мелочь за билеты: сплошь медяки да смятые листы.
Из сотни нерассказанных историй лишь три не будут смешаны с исподним,
Лишь две напишут неминувшим летом, и лишь одну из них напишешь ты.
Лелея каждый слог в глубинах сердца, играя с Дьяволом на совершенство рифмы,
Ты клочья кожи кожи пустишь на заплаты, стремясь закончить ангела к утру.

К обеду Мы придем нему погреться - и к ужину, что к ужасу Сизифа,
Растащим на поблекшие цитаты прекрасный, ангельский, но бесполезный труп.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, простая смертная, дурак природы

10:38 

Невесне

I'm possible.
Странное время бесстрастных, пустых ответов,
Нечего вспомнить и нечего сотворить.
Нам ничего не осталось:
Ни сна, ни света,
И горькое пойло - вместо моей любви,
А вместо любых неловких словесных пауз -
Нервные взгляды и частые сигареты.

Господи, умоляю, скорей бы лето,
Солнце и ветер, море и алый парус,
Легкие ленты дорог от моей двери.

Делай что хочешь, право, но не дури,
Не для того мы столько с тобой прощались.
Это глупо, но, веришь - пока тонкий мир горит,
Пока я продолжаю казаться тоскливо-пьяной -
Мне не хочется плакать, но хочется говорить.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, она раскрасила губы огнем карминным

02:16 

Мастер

I'm possible.
Тело к вечеру ноет, становится всё горячее,
Неспособная мыслить, пью чай с замороженной клюквой.
Это худший, наверное, способ из самолечений -
Увлечение мастером, знающим нужные трюки.

Мастер ходит по снам, притворяясь влюблённым и нежным,
Всепрощающим взглядом встречает любые уколы.
Я хотела бы видеть его по возможности реже,
Я хотела бы помнить его невозможно знакомым.

Мастер машет с ухмылкой из каждой случайной цитаты,
На рассвете уходит гулять по натянутым струнам.
- Твои песни всё так же про нас и про это, Крылатый?
Или нынче другим посвящаешь все ноты и луны?

Неужели мне стоит писать и молить о пощаде,
Неужели ты помнишь о наших наивных обетах?
Мастер чахнет ночами от книг и застывшего чада.
На такие вопросы не может быть верных ответов.

- Что мне делать, Крылатый, мой чай не сработал, как нужно,
Укоризна всё так же скребёт поалевшее горло;
Твой любимейший промах устал и ужасно простужен.

- Я хотел бы услышать сейчас твой измученный голос.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, она раскрасила губы огнем карминным, дурак природы

00:54 

Холод

I'm possible.
Распахнула объятья ноябрьская Москва,
Не ходи по её переулкам со злой надеждой:
В них покоя и счастья вовеки не отыскать,
Только ветер холодный протиснется под одежду.

Лишь кустарник когтями зацепится за пальто,
Все вороны в тебе признают родного брата.
Песня в плеере снова включается на повтор,
Тучи в небе клубятся как старая стекловата,

И я вижу: уже выходишь, забыв ключи,
Или, может, нарочно оставив замки и двери,
И теперь тебя не услышат, как не кричи,
А услышат, так ни за что в тебя не поверят.

Но я всё ещё вижу: шатаясь, идёшь к прудам,
С сигаретой в зубах наслаждаешься тёмным блеском.
Здесь хотя бы не видно постылых "куплю-продам",
И пока что не слышно, что нервы звенят, как леска.

Но когда ты поднимешься выше, под фонари,
И пойдёшь прожигать фасады безличным взглядом,
Не смотри на меня, не хочется - не смотри,
Только помни, что я всегда бесконечно рядом.

И когда на мосту бездушной Москвы-реки,
Ты впиваешься пальцами в черный металл ограды,
Я готова принять весь холод твоей руки,
И, пожалуй, я этому холоду буду рада.

И когда ты так робко склоняешься над водой,
Собираешься утопить в ней стихи и беды:
Ни о чем не волнуйся, не бойся, шагай, родной.
Только помни, что я шагну за тобою следом.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, я люблю дороги и города

03:39 

Бессмысленное, Ноябрю

I'm possible.
Да, я опять не знаю, с чего начать,
И потому начинаю писать про город.
В кружке давно остывает холодный чай;
Солнце похоже на кислый кружок лимона,

Ветер в бреду срывает с меня пальто,
Топятся в лужах тени последних листьев.
Мы делаем правильно, но, как всегда не то,
Если поверить тому, что нам смеет сниться.

Межвременной провал завелся в часах,
И стал неизбежно отчётливей в нашем веке.
Этот ноябрь только что начался,
Но всех вокруг изрезал и исковеркал.

И тянется это по каждому ноябрю
Рябиново-алой, сказочно крепкой нитью.
Да, с этим каждый борется, я борюсь!
Только, боюсь, ничего из того не выйдет:

Нам бы усвоить простейший и злой урок,
И перестать утыкаться в судьбы пороги:

Каждый из нас до убожества одинок;
Оттого мы все вместе лишь более одиноки.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться

12:57 

Ничего

I'm possible.
Ничего страшного, поверь мне, ничего страшного.
Город к к праздникам по традиции опустынел.
Никого никогда не волнует ничто вчерашнее:
Ни цвет глаз, ни улыбка, ни слово мое, ни имя.

Ничего странного нет в этом, ничего странного.
Мы не можем забывать только все плохое.
Распрощавшись однажды со всеми своими ранами,
Пеленою забвения счастье свое покроем.

И ничего стыдного в этом, ничего стыдного,
А тем более, если не верить стыду и страху,
Что мы стали безмолвными, верными мраку рыбами,
Что ни звука не можем произвести, ни аха.

Ничего стадного нет в этом, ничего стадного,
Каждый своей тропой следует за толпою.
Я уже ничем тебя не смогу порадовать.

Извини меня, если делаю тебе больно.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, она раскрасила губы огнем карминным, каждый из нас немного чудовище, дурак природы

23:39 

Лоскуты

I'm possible.
Рассыпается мир витражами прозрачных стекол,
Самолет небеса разрезает на лоскуты.
Здесь весна и, похоже, это совсем не плохо:
В лужах встали на мель пенопластовые плоты,

Пробивается зелень из недр оживших веток,
Желтизна мать-и-мачехи лезет из-под земли,
В городах стало больше солнца и больше света -
Люди ходят теперь прищурившись, как коты.

Пробуждаясь от затянувшейся зимней спячки
Каждый снова находит в себе уникальный мир.
Как же сложно - всю зиму себя сохранять горячим.
Как же сложно поверить, что ты все же не остыл.

Разрабатывать органы чувств неуклюжим бегом,
Словно мышцы, привыкшие к коме за много лет.
Дождь еще сохраняет навязчивый привкус снега,
Я еще по привычке кутаюсь в теплый плед,

Только эта весна неминуемо наступила,
Окончательно стерлись все зимние миражи.

Я не то чтобы часто о чем-то тебя просила,
Но, Боже, пока мы все молоды и красивы,
Не отнимай у нас силу и жажду жить.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, я люблю дороги и города

15:13 

Просто так

I'm possible.
Да кому ты сгодилась, милочка, вся в слезах,
Когда у других и истерики краше, и плач красивее,
Когда они горюют всегда о деле,
Когда у них на каждый из дней недели
Своя трагедия, свой уникальный страх?

А ты у нас, как нарочно, такая сильная,
Что и вздохнуть не осмелишься просто так.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться

03:06 

...

I'm possible.
Так обычно успокаивают детей,
Говорят, и не верят сами - все хорошо,
Ни о чем не беспокойся, мы все исправим:
Если мячик в речку упал, достанем,
Если платье свое порвала - зашьем.
Засыпай в густой, смеющейся темноте,
Среди монстров, притаившихся в углу спальни.

У Деда Мороза проси ружье.

Пусть, уронила вазу - не виновата,
Купим новую. Не выходи во двор,
Там Любочка лежит из второго класса -
У нее все платье в какой-то краске,
Будто не разрядили в нее в упор
Пол обоймы из блестящего автомата.

Да, из вен тоже может течь что-то красное,
Только не беспокойся - мы все зашьем.

@темы: каждый из нас немного чудовище, я не умею писать, но не могу удержаться

02:08 

...

I'm possible.
Посиди со мной, бессонница, мне так страшно,
Так по-волчьи завывает морозный ветер.
Свет в моей пустой квартире давно погашен,
Снятся злые сказки уставшим детям,

В белом небе отражается сонный город,
Под заборами в сугробах скулят дворняги,
Полицейские случайно поймали вора,
Паренек неловко впутался в передрягу -

Видишь, снег как ягодами окрашен -
Я надеюсь, не зарезали, но кто знает...
Посиди со мной, бессонница, мне так страшно,
Я так верно и так медленно замерзаю,

Оттого, что мои близкие потерялись,
Оттого, что мои близкие заблудились.
Я хотела бы помочь им, но я сломалась.
Не должна была ломаться, но так случилось.

Посиди со мной, бессонница, мне так больно,
Мне так стыдно за бессилие и за слезы,
Колыбельную про Питер и лето спой мне,
Пережди со мной декабрьские морозы,

Только их оставь, бессонница, отпусти их,
Дай во снах и безмятежности поплескаться,
Подари пару ночей им, густых и тихих...

Знаешь, можешь навсегда у меня остаться.

@темы: дурак природы, я не умею писать, но не могу удержаться

19:44 

Океан.

I'm possible.
Все, что ты пишешь, конечно же, не твое,
Ни одно слово твое ничего не стоит -
Тот океан, что безумствует и ревет
Не выразить словом. Поэтому, все простое
И сложное, и нежное, словно шелк,
И обжигающее душу чилийским перцем -
Нелепейший, смешной грязевой поток,
Червяк, паразитирующий на сердце.

А то, что с любовью долбится в стенки вен
И ярко-алым течет по ветвям артерий
Никогда не удастся высказать - ни тебе,
Ни мудрым отцам божественных откровений,
Ни матерям рахитичных, больных стихов,
Ни детям, крещенным их скомканными стихами.
Послушай, как в полном беззвучии их шагов
Твой океан ворочается, вздыхает,

Втекает слезами на улицы городов,
Как вор в подворотне, грозит ледяным стилетом,
Вздымается, и, под крик горожанских ртов
От всех городов оставляет остов скелетов.
И, в полном безмолвии смытых с Земли границ,
Шумит, разбиваясь об острые, злые скалы.
И оставляет на скалах самоубийц:
Легкие трупы вспенившихся русалок.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться

03:24 

Минотавр

I'm possible.
Обнимай меня нежно и думай, что я твоя,
Потому что сама пришла и уселась рядом.
Что меня положить теперь можно и можно взять;
Проводить до двери насмешливо-пошлым взглядом.

Что, раз я научилась плакать и говорить,
Это значит, что я научилась любить и верить.
Ври, что хочешь. Только в глаза мои не смотри,
Не тревожь моего уснувшего в сердце зверя.

В полнолуние я пою его молоком,
Я пою ему теплые, полные солнца песни.
Усыпить его заново, знаешь, не так легко,
Так что ты постарайся без слов и движений резких.

Я боюсь, если он не уснет, то разрушит все,
Все мои лабиринты, чувства, идеи, стены...
И меня от него ничего уже не спасет,
И, поверь, он никак не сойдет за мою замену.

Но пока он мурлычет и спит в темноте грудной,
И пока его когти меня не особо ранят -
Убери от моей ладони свою ладонь;
Расскажи о местах, где я не бывала ранее,

Отчего мы так странно относимся к ноябрю,
И о том, почему с годами мы лишь пустеем.

Гладь меня осторожно и думай, что я люблю,
Потому что сама улеглась на твоей постели.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, каждый из нас немного чудовище

01:10 

Питер

I'm possible.
Гладя солнцем северным по плечам,
Собирая ленты ветров ладонями,
Питер нас так ласково укачал,
Как Иисуса укачивала Мадонна.

Растрепал, разжег и разворошил,
Показал, как просто порою дышится,
Сплел канат единый из наших жил,
Приковал к свободе стальными крышами,

Подсказал: пора бы уже лететь,
Хватит мерить землю шагами быстрыми.
Ты получишь все, что посмел хотеть.
И я верю только в простые истины:

Города живут. Фонари горят.
Посыпая тропы окурков ворохом,
Мы несем в себе разрывной заряд:
Чистоту сердец, начиненных порохом.

За ударом пульса таится гром,
Волосы сплету фитилями алыми.
Маяковский прав - небо, мы идем,
Открывай нам мир, нам не нужно малого.

Наслаждаясь криком и тишиной,
Глубиной небес и ветрами рьяными,
Мы пройдем по миру с босой душой:
Вечно молодые и вечно пьяные.

И добьемся счастья, и победим.
(Победить бы только свое неверие!)

Не пугайся, слышишь, но - погляди,
Как сквозь кожу мою прорастают перья.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, я люблю дороги и города, каждый из нас немного чудовище

Лоскуты

главная