Чистая ложь в псевдостихотворной форме.

...
Если сегодня не сделать чудо
Завтра нам не о чем будет помнить
Надо ХОТЕТЬ, просыпаясь утром
Капельку больше чего-то стоить
(с)Крис Аивер
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:50 

Не о любви

I'm possible.
Каждый вечер - домой, обходя фонари и лужи,
Лед, машины - смотря какой на дворе сезон.
Дома - кошка, глинтвейн и бесполезный ужин...
Но сегодня все будет иначе - и будет Он.

Ты растаешь на острой кромке его улыбки,
С полувзгляда утонешь в бездонных его глазах.
Руки, ноги - как сладкая вата, все мысли зыбки,
Сердце как молот - любовь это или страх?

Впрочем, не бойся, никто вам не помешает,
Доверься, и Он позаботится о тебе.
Он пришел для того, чтобы тебя доставить -
В твоем безнадежном случае - до небес.

Забудь о привычных буднях, постылой были -
Теперь твоя жизнь похожа будет на сон.
И как бы тебя там раньше не нелюбили,
Никто не сможет так сильно любить, как Он.

Дни твоей боли, дни твоей вечной скуки,
Дни твоего одиночества - сочтены.
Он возьмет твое сердце, может быть, даже руку.

Только сначала задушит и расчленит.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться

17:08 

lock Доступ к записи ограничен

I'm possible.
Альтернативный цитатник

URL
23:28 

Плеск

I'm possible.
Думала выпить рома, да рома нет;
Думала, высплюсь дома, да дома нет.
Самый пустой талант для таких как я -
Не задавая вопрос, получать ответ.

Этих ответов, что пыли, да толк какой?
Они не помогут тебе в глубине морской.
Звезды мерцанием палубу серебрят -
Слушай забытую песню про наш покой:

Выйдут все слёзы в мире и ночь придёт,
Тьма вместе с портом притихшим в тебя падёт.
Из острых шипов сладким соком сочится яд -
Шиповник тюремную клетку в тебе плетёт.

В клетке, как в колыбели, лежит зерно,
Жажды, любви и надежды оно полно.
Нежные листья под кожей его сидят,
Пьют твою кровь, как проказницы пьют вино.

Только напьются - выберутся на тьму,
Светом согреют пустую свою тюрьму.
Листики эти - первые якоря,
Что непременно потянут тебя ко дну.

Слёзы стекаются в море и сон придёт,
Стая русалок утром тебя найдёт.
Самый жестокий обман для таких как я -
Каждый уход на дно превращать в полёт.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, дурак природы

02:44 

Мы

I'm possible.
Что стоит нам, рожденным от пегаса, посланникам спивающейся музы
Бродить во мраке грязных переулков, кишащих тараканами стихов?
Прокуренным срывающимся "гласом" "глаголя" о бесчисленных конфузах,
О собственных бездарнейших ублюдках, сковавших нас двустишием оков,
Мы, ревностно готовые к расстрелу, к победе плоти пули над бессмертием,
Смеёмся над бессилием поющих о том, что нам готовит страшный суд.
Что стоит нам расстаться с твердью тела без права возжелать небесной тверди,
Без права заблудиться в райских кущах - молитвы от такого не спасут -,
Что стоит нам? Твердить о безрассудстве, о храбрости; гордиться беззаветно
Растлением своей несовершенной, давно непривлекательной души;
Гоняться за исчадием искусства, судить Иуду наравне с поэтом,
Заканчивать бездарную поэму в забытой всеми духами глуши.

Что стоит нам? Оно чего-то стоит? Искать ближайший рейс до преисподней,
Ссыпая в кассу мелочь за билеты: сплошь медяки да смятые листы.
Из сотни нерассказанных историй лишь три не будут смешаны с исподним,
Лишь две напишут неминувшим летом, и лишь одну из них напишешь ты.
Лелея каждый слог в глубинах сердца, играя с Дьяволом на совершенство рифмы,
Ты клочья кожи кожи пустишь на заплаты, стремясь закончить ангела к утру.

К обеду Мы придем нему погреться - и к ужину, что к ужасу Сизифа,
Растащим на поблекшие цитаты прекрасный, ангельский, но бесполезный труп.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, простая смертная, дурак природы

10:38 

Невесне

I'm possible.
Странное время бесстрастных, пустых ответов,
Нечего вспомнить и нечего сотворить.
Нам ничего не осталось:
Ни сна, ни света,
И горькое пойло - вместо моей любви,
А вместо любых неловких словесных пауз -
Нервные взгляды и частые сигареты.

Господи, умоляю, скорей бы лето,
Солнце и ветер, море и алый парус,
Легкие ленты дорог от моей двери.

Делай что хочешь, право, но не дури,
Не для того мы столько с тобой прощались.
Это глупо, но, веришь - пока тонкий мир горит,
Пока я продолжаю казаться тоскливо-пьяной -
Мне не хочется плакать, но хочется говорить.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, она раскрасила губы огнем карминным

02:16 

Мастер

I'm possible.
Тело к вечеру ноет, становится всё горячее,
Неспособная мыслить, пью чай с замороженной клюквой.
Это худший, наверное, способ из самолечений -
Увлечение мастером, знающим нужные трюки.

Мастер ходит по снам, притворяясь влюблённым и нежным,
Всепрощающим взглядом встречает любые уколы.
Я хотела бы видеть его по возможности реже,
Я хотела бы помнить его невозможно знакомым.

Мастер машет с ухмылкой из каждой случайной цитаты,
На рассвете уходит гулять по натянутым струнам.
- Твои песни всё так же про нас и про это, Крылатый?
Или нынче другим посвящаешь все ноты и луны?

Неужели мне стоит писать и молить о пощаде,
Неужели ты помнишь о наших наивных обетах?
Мастер чахнет ночами от книг и застывшего чада.
На такие вопросы не может быть верных ответов.

- Что мне делать, Крылатый, мой чай не сработал, как нужно,
Укоризна всё так же скребёт поалевшее горло;
Твой любимейший промах устал и ужасно простужен.

- Я хотел бы услышать сейчас твой измученный голос.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, она раскрасила губы огнем карминным, дурак природы

00:13 

Кофе

I'm possible.

Кружку утром, чтобы волосы пропахли чудесным запахом.
Кружку - вернувшись домой, поискать по холодильнику, по полочкам, полистать кофейную книгу, наковырять лепестков и цукатов из чая... Пофантазировать и все равно получить сносный напиток)
Ручная кофемолка, джезва и "кофейная полочка", почти полностью выделенная мне для их хранения, превращают каждый день в сказку)
И так тепло)
А открыточки отсюда)

@темы: жертва паутины, кофейные зерна, мне все больше нравятся ваши мысли, это всего лишь мысли, всего лишь бред

00:54 

Холод

I'm possible.
Распахнула объятья ноябрьская Москва,
Не ходи по её переулкам со злой надеждой:
В них покоя и счастья вовеки не отыскать,
Только ветер холодный протиснется под одежду.

Лишь кустарник когтями зацепится за пальто,
Все вороны в тебе признают родного брата.
Песня в плеере снова включается на повтор,
Тучи в небе клубятся как старая стекловата,

И я вижу: уже выходишь, забыв ключи,
Или, может, нарочно оставив замки и двери,
И теперь тебя не услышат, как не кричи,
А услышат, так ни за что в тебя не поверят.

Но я всё ещё вижу: шатаясь, идёшь к прудам,
С сигаретой в зубах наслаждаешься тёмным блеском.
Здесь хотя бы не видно постылых "куплю-продам",
И пока что не слышно, что нервы звенят, как леска.

Но когда ты поднимешься выше, под фонари,
И пойдёшь прожигать фасады безличным взглядом,
Не смотри на меня, не хочется - не смотри,
Только помни, что я всегда бесконечно рядом.

И когда на мосту бездушной Москвы-реки,
Ты впиваешься пальцами в черный металл ограды,
Я готова принять весь холод твоей руки,
И, пожалуй, я этому холоду буду рада.

И когда ты так робко склоняешься над водой,
Собираешься утопить в ней стихи и беды:
Ни о чем не волнуйся, не бойся, шагай, родной.
Только помни, что я шагну за тобою следом.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, я люблю дороги и города

03:39 

Бессмысленное, Ноябрю

I'm possible.
Да, я опять не знаю, с чего начать,
И потому начинаю писать про город.
В кружке давно остывает холодный чай;
Солнце похоже на кислый кружок лимона,

Ветер в бреду срывает с меня пальто,
Топятся в лужах тени последних листьев.
Мы делаем правильно, но, как всегда не то,
Если поверить тому, что нам смеет сниться.

Межвременной провал завелся в часах,
И стал неизбежно отчётливей в нашем веке.
Этот ноябрь только что начался,
Но всех вокруг изрезал и исковеркал.

И тянется это по каждому ноябрю
Рябиново-алой, сказочно крепкой нитью.
Да, с этим каждый борется, я борюсь!
Только, боюсь, ничего из того не выйдет:

Нам бы усвоить простейший и злой урок,
И перестать утыкаться в судьбы пороги:

Каждый из нас до убожества одинок;
Оттого мы все вместе лишь более одиноки.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться

19:44 

Океан.

I'm possible.
Все, что ты пишешь, конечно же, не твое,
Ни одно слово твое ничего не стоит -
Тот океан, что безумствует и ревет
Не выразить словом. Поэтому, все простое
И сложное, и нежное, словно шелк,
И обжигающее душу чилийским перцем -
Нелепейший, смешной грязевой поток,
Червяк, паразитирующий на сердце.

А то, что с любовью долбится в стенки вен
И ярко-алым течет по ветвям артерий
Никогда не удастся высказать - ни тебе,
Ни мудрым отцам божественных откровений,
Ни матерям рахитичных, больных стихов,
Ни детям, крещенным их скомканными стихами.
Послушай, как в полном беззвучии их шагов
Твой океан ворочается, вздыхает,

Втекает слезами на улицы городов,
Как вор в подворотне, грозит ледяным стилетом,
Вздымается, и, под крик горожанских ртов
От всех городов оставляет остов скелетов.
И, в полном безмолвии смытых с Земли границ,
Шумит, разбиваясь об острые, злые скалы.
И оставляет на скалах самоубийц:
Легкие трупы вспенившихся русалок.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться

23:39 

Лоскуты

I'm possible.
Рассыпается мир витражами прозрачных стекол,
Самолет небеса разрезает на лоскуты.
Здесь весна и, похоже, это совсем не плохо:
В лужах встали на мель пенопластовые плоты,

Пробивается зелень из недр оживших веток,
Желтизна мать-и-мачехи лезет из-под земли,
В городах стало больше солнца и больше света -
Люди ходят теперь прищурившись, как коты.

Пробуждаясь от затянувшейся зимней спячки
Каждый снова находит в себе уникальный мир.
Как же сложно - всю зиму себя сохранять горячим.
Как же сложно поверить, что ты все же не остыл.

Разрабатывать органы чувств неуклюжим бегом,
Словно мышцы, привыкшие к коме за много лет.
Дождь еще сохраняет навязчивый привкус снега,
Я еще по привычке кутаюсь в теплый плед,

Только эта весна неминуемо наступила,
Окончательно стерлись все зимние миражи.

Я не то чтобы часто о чем-то тебя просила,
Но, Боже, пока мы все молоды и красивы,
Не отнимай у нас силу и жажду жить.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, я люблю дороги и города

12:57 

Ничего

I'm possible.
Ничего страшного, поверь мне, ничего страшного.
Город к к праздникам по традиции опустынел.
Никого никогда не волнует ничто вчерашнее:
Ни цвет глаз, ни улыбка, ни слово мое, ни имя.

Ничего странного нет в этом, ничего странного.
Мы не можем забывать только все плохое.
Распрощавшись однажды со всеми своими ранами,
Пеленою забвения счастье свое покроем.

И ничего стыдного в этом, ничего стыдного,
А тем более, если не верить стыду и страху,
Что мы стали безмолвными, верными мраку рыбами,
Что ни звука не можем произвести, ни аха.

Ничего стадного нет в этом, ничего стадного,
Каждый своей тропой следует за толпою.
Я уже ничем тебя не смогу порадовать.

Извини меня, если делаю тебе больно.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, она раскрасила губы огнем карминным, каждый из нас немного чудовище, дурак природы

00:59 

Март

I'm possible.
01:10 

Питер

I'm possible.
Гладя солнцем северным по плечам,
Собирая ленты ветров ладонями,
Питер нас так ласково укачал,
Как Иисуса укачивала Мадонна.

Растрепал, разжег и разворошил,
Показал, как просто порою дышится,
Сплел канат единый из наших жил,
Приковал к свободе стальными крышами,

Подсказал: пора бы уже лететь,
Хватит мерить землю шагами быстрыми.
Ты получишь все, что посмел хотеть.
И я верю только в простые истины:

Города живут. Фонари горят.
Посыпая тропы окурков ворохом,
Мы несем в себе разрывной заряд:
Чистоту сердец, начиненных порохом.

За ударом пульса таится гром,
Волосы сплету фитилями алыми.
Маяковский прав - небо, мы идем,
Открывай нам мир, нам не нужно малого.

Наслаждаясь криком и тишиной,
Глубиной небес и ветрами рьяными,
Мы пройдем по миру с босой душой:
Вечно молодые и вечно пьяные.

И добьемся счастья, и победим.
(Победить бы только свое неверие!)

Не пугайся, слышишь, но - погляди,
Как сквозь кожу мою прорастают перья.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, я люблю дороги и города, каждый из нас немного чудовище

01:23 

Ничего

I'm possible.
В мире нет ничего холоднее моей бело-синей комнаты.
Кто-то лезет; от их комплиментов весьма паршиво.
Говорят: "Хорошо было в прошлом! Вы, верно, помните."
И я вспоминаю - действительно, было лживо.

В мире нет уже красок черней Одинцовской полночи.
Каждый встречный покажется пьяной бездумной мразью.
Мне приснится: я душу тайком выдыхаю в форточку.
Депрессивный настрой, очевидно, весьма заразен.

Я не стою своей непомерно раздутой гордости.
Ни к чему рыдать в ваши жилетки, бежать "с повинной".
Я сознательно рву и кромсаю "шальную молодость" -
Очень жаль, что она не задушена пуповиной.

С каждым мигом рождается больше беспечной ереси.
Карандаш притупился - плохо, но нож заточен.
И, наверное, все, во что мне - так свято! - верится:
В мире нет временных измерений длиннее ночи.

Шум ночных поездов отдается тоской по Городу,
Пробуждает желание пить и писать кому-то.
В мире нет ничего холоднее моей темно-синей комнаты,
Если помнить, что в ней никогда не наступит утро.
............................................................................

На критическом пике больного ночного бедствия
Сон скользит по нелепым узорам уставшим взглядом.
Очень жаль, когда радость стремления жить и действовать
Вырождается в необходимость быть с кем-то рядом.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, каждый из нас немного чудовище

00:28 

Корабли

I'm possible.
Стремление жить само по себе прекрасно,
Каким бы дерьмом ты не выдумал эту жизнь,
Когда тебя с шумом делали на матрасе,
Какие бы ты не вылюбил миражи,

Каким бы ты словом не захотел назваться -
Слова ничего не значат для кораблей.
Единственный способ хоть как-то не затеряться -
Играть в морской бой без клеточек и полей,

Мечтать, забывая "реальность" и "безнадежность"
(их больше нет в каких-либо словарях).
Если ты хочешь чего-то, то это можно
Найти в благосклонных к безумцам земных морях.

Да, море мгновенно исполнит любую небыль,
Любую мечту - мгновенно и - не одну.

Но помни, что нос корабля указует в небо,
Только когда корабль идет ко дну.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, я люблю дороги и города, каждый из нас немного чудовище

22:09 

Понимание

I'm possible.
Как начинают писать? Начинают плакать,
В горле копить комочки обид и слез.
Бьется у сердца ярость - выходит "ярко",
Хочется видеть кого-то - выходит "мост",

Гибнешь от лжи, а на деле выходит - "правда".
Далее - в том же духе, бредовый труд.
Откуда же знают они, что имеет автор
"В" своем беспредельном, "в" безумном своем "виду"?

И пишешь теперь о настолько своем и личном,
Что это уже нельзя воспринять всерьез,
Но они понимают, тебя оставляя лишним,
Пустым исполнителем их стихотворных грез.

А кончишь писать - тебя разорвет от строчек.
...Хочется ласки, на деле выходит "кнут".
Они все равно поймут тебя, это точно.
Они все равно - как на бейся - тебя поймут.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться

20:30 

Называйте меня по имени

I'm possible.
Настя сломалась, Настя заслезотОчила,
У Насти синдром подергиваний губы.
Настя теперь такая, которой - в точности -
Раньше она ни за что не смогла бы быть.

У Насти теперь истерики, срывы, выкрики
Бездомным ветрам о том, как она мертва.
Прохожие стали бездушными и безликими,
Поблекла недавно выросшая трава,

Солнце глаза разрезает своими вспышками,
Не греет, а только жжется, как кислота.
Насте теперь все чаще совсем не дышится,
Настя сломалась; Настя уже не та.

И ладно бы, если б было как в "Формалине",
Или если бы было к кому идти,
Но Настя сидит в плену наладонных линий,
Среди невесомых невидимых паутин.

И надо же было столько себе навыдумать...
/Да, Настя у нас такая - всегда сама/
Но руки теперь холодные и бездымные,
Чистая совесть, бездумная голова.

Но я не она, а такая, которой - именно -
Настя хотела казаться в глазах людей.
Называйте меня ее несуразным именем.
Насте от этого радостней и теплей.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться, она раскрасила губы огнем карминным, дурак природы

00:59 

Все /чертовы стены/

I'm possible.
28.03.2012

Я, как всегда, не знаю, с чего начать.
"Солнце на город щурится и блистает".
Все в моей жизни - истерики по ночам,
И жесткие стены, в которые я вростаю,

Становятся все роднее и холодней,
А слезы - все беспричиннее и больнее.
Кажется, смысл всех этих долгих дней -
В бездумном, бессмысленном, выдуманном безделье.

Я вру, и в который раз уже - не о том,
О чем от меня хотелось бы им услышать.
Да, в моде опять распахнутые пальто,
Теплеет, мы скоро сможем плясать на крышах,

Шататься ночами по полупустой Москве,
Тонуть, как Титаники, в каждой дворовой луже.
Я разбужу в себе радость, огонь и свет.
... Если все это еще хоть кому-то нужно.

Ведь все, что сейчас доступно моим глазам -
Чертовы стены, в которые я вростаю.
Господи.
Я не знаю, как рассказать,
Как мы с тобой друг другу никем не стали.

@темы: я не умею писать, но не могу удержаться

00:48 

Саша

I'm possible.
Казалось, что это жизнь без конца-начала,
От "здравствуй)" до "спи спокойно, я тоже спать".
А Саша все помнит: и что кому отвечали,
И как потом, вдруг, научились не отвечать,
А быть вместо этого жертвами-палачами,
По сердцу, по клавишам - в такт и не в такт - стучать,
Душить себя смайлами, текстами и речами.

И вместо "я буду верить, любить, скучать":
Молча стоять, смотреть, пожимать плечами,
Слушать, стянувшись в узел, свое же "блядь".

А Сашу потом штормило, несло, качало.
Но - никаких "прости", никаких печалей.
Только бы научиться не вспоминать.

@темы: «одной из» быть лучше, чем совсем одной, она раскрасила губы огнем карминным, я не умею писать, но не могу удержаться

Лоскуты

главная